«Нефтяная война» вокруг Ирана: кто и зачем пытается втянуть в нее Азербайджан?

В Иране очередной террористический акт, мишенью которого был полицейский участок. В результате взрыва заминированного автомобиля четыре человека погибли, еще четверо получили ранения. Инцидент произошел на юго-востоке страны — а это уже давно неспокойный регион. Здесь уже давно действует террористическая группировка «Джундалла», выступающая за независимость иранского Белуджистана. К тому же Белуджистан — далеко не единственный регион, где властям ИРИ приходится сталкиваться с такого рода проблемами — еще в сентябре нынешнего года почти что три десятка человек погибли в результате теракта на параде в иранском Ахвазе боевики, переодетые в армейскую униформу, открыли огонь по толпе. К тому же многие эксперты напоминают: террор — метод, который в цивилизованном мире считается абсолютно неприемлемым, но Иран сам поддерживает множество террористических группировок (и в Азербайджане это знают лучше, чем во многих других странах), и стоит ли удивляться, что «методы», которыми Иран действует против «нелюбимых» стран, переносятся на внутриполитическую арену? Террор от этого не перестает быть террором, но закон бумеранга тоже никто не отменял.

Понятно, впрочем, и другое: теракты в Белуджистане и Хузестане — далеко не единственное проявление растущего в ИРИ внутреннего напряжения. Где смешалось все: и социальные проблемы, и усталость общества от «жесткого исламского режима», и протест на национальных окраинах ИРИ против персидского шовинизма (и если в Южном Азербайджане не обращаются к террору, это еще не значит, что там всем довольны).

Более того, как отмечают эксперты, социальное напряжение в Иране в ближайшее время будет только нарастать — в результате санкций. США наносят удар по основе экономики ИРИ — экспорту нефти. Иран, в свою очередь, обещает ответить, в том числе и весьма радикальными мерами. Накануне президент Ирана Хасан Роухани открыто заявил: «США не смогут остановить экспорт иранской нефти и должны знать, что в случае препятствования Ирану в продаже его топлива, никакая нефть не пойдет на экспорт из Персидского залива». Большинство экспертов расценили эти слова иранского лидера как прямую угрозу перекрыть Ормузский пролив — то самое «бутылочное горлышко», через которое следуют танкеры, груженые нефтью арабских стран Залива. Иран уже устраивал «танкерную войну» во время своего конфликта с Ираком в восьмидесятые годы, а теперь, на фоне растущей напряженности уже с США, регулярно проводит учения, где отрабатывает соответствующий сценарий. Более того, Корпус «стражей исламской революции» еще в начале июля отрапортовал о готовности перекрыть эту водную артерию для транспортировки нефти в другие страны в том случае, если США продолжат применять санкции в отношении Ирана. А немногим позже, 21 ноября, командующий ВКС Корпуса стражей исламской революции Ирана генерал Амир-Али Хаджизаде заявлял, что американские авианосцы в Персидском заливе, а также базы США — Эль-Удейд в Катаре, Аль-Дафра в Объединённых Арабских Эмиратах и Кандагар в Афганистане — находятся под прицелом иранских ракет. «Они в зоне нашей досягаемости, и мы ударим, если они зашевелятся», — цитировало генерала иранское агентство «Тасним». Но и США в этом случае, будем реалистами, ударят в ответ. И как бы российские и пророссийские эксперты ни живописали возможности иранских ракет, артиллерийских катеров и подлодок, общий расклад сил никуда не исчезнет. А чем заканчиваются попытки  добиться «региональной победы» над США, мир знает еще со времен Перл-Харбора. К тому же США уже направили в Персидский залив свою авианосную группу. На этом фоне Тегеранвряд ли по собственной инициативе переведет свое нынешнее соперничество с США в фазу открытой войны с ударом по базам и кораблям, прекрасно понимая, чем это для него закончится. Тем более что Ирану нужно не ввязаться в войну с нулевыми шансами на победу, а пробить дорогу на рынок для своей нефти. И, запугивая всех и вся призраком второй «танкерной войны», Тегеран ищет и будет искать способы обойти «нефтяные» санкции.

И вот тут уже разворачивается небезынтересная схема, в которую пытаются втянуть и Азербайджан. Напомним: Дэвид Шеппард, «энергетический редактор» влиятельной британской Financial Times, еще накануне вступления в силу американских санкций сообщил в своем «Твиттере», что иранская нефть на европейский рынок поступает под видом…азербайджанской. И назвал даже танкер, будто бы груженый такой «обманкой» — «Крити Даймонд», принадлежащий одной из греческих судоходных компаний.

Здесь, конечно, можно напомнить, что танкер этот «попал в новости» еще в то время, когда на экспорт иранской нефти не было наложено действующих сегодня ограничений. Но не это главное. У Азербайджана с Ираном не столь доверительные отношения, чтобы в Баку страстно желали помочь Тегерану обойти санкции и ради этого встраивались в столь рискованные схемы. Тем более для Азербайджана нет смысла рисковать «обрушить» сотрудничество с США, где хватает и перспектив, и «подводных камней».

Можно, конечно, предположить, что речь идет об иранской афере, где азербайджанский «бренд» используется без согласия правообладателей — вроде платьев «от Гуччи» где-нибудь в торговом центре «Садарак». В самом деле, нефтяной рынок представляет собой весьма сложный и многокомпонентный механизм, включающий в себя не только нефтяные компании, названия которых у всех «на слуху», но и множество куда менее известных нефтетрейдеров. Более того, через этих «нефтетрейдеров» не раз проворачивались и проворачиваются весьма деликатные схемы. Самый известный пример здесь — «Нефть в обмен на продовольствие», когда власти саддамовского Ирака по ценам ниже рыночных предоставляли квоты на продажу нефти «своим людям», те реализовывали эту нефть через верных трейдеров уже по рыночным ценам, часть суммы клали себе в карман, а часть пускали на финансирование, скажем, душещипательных фильмов, как бедный иракский народ страдает под жестокими санкциями. Впрочем, первым эту схему применил еще небезызвестный Карен Брутенц, заместитель главы международного отдела ЦК КПСС, во времена СССР, предоставляя квоты на продажу своей нефти и используя получившуюся «разницу» для финансирования и зарубежных компартий, и «обществ дружбы с СССР», и «армянского лобби». Мог ли Иран тоже найти «нефтетрейдеров», которые взялись бы разместить на рынке иранскую нефть под видом азербайджанской, иракской или вообще венесуэльской — вопрос риторический.

Только вот…Шеппард заговорил о продаже «иранской нефти под видом азербайджанской» на весьма небезынтересном фоне. За несколько дней до его сенсационного заявления израильские источники распространили сообщение, что Иран  разработал схему «обхода санкций» в сотрудничестве с Россией. Согласно ей, Иран будет поставлять свою нефть на российские нефтеперерабатывающие заводы по Каспию, а затем эта нефть будет отправляться на международный рынок уже как российская. И вот эта схема выглядит куда убедительнее хотя бы потому, что, в отличие от Азербайджана или, к примеру, Норвегии, где нефть находится в руках государства, в России «нефтянка» — частная. И здесь всегда можно создать на всякий случай то, что в бизнес-кругах очень непочтительно именуется «фирмой-прокладкой». Так что «информационный вброс» господина Шеппарда на этом фоне уж очень уж напоминает попытки «перевести стрелки» на Азербайджан в то время, когда РФ столкнулась с невеселой перспективой получить еще один пакет санкций.

И уж тем более выглядит не случайным, что в те же дни SOCAR приходится отбивать еще одну «информационную атаку». Как сообщает Minval.az, Государственная нефтяная компания Азербайджана (SOCAR) вновь опровергла слухи о погашении долгов граждан Грузии. Как заявили в компании, информация о погашении SOCAR банковских долгов граждан Грузии — это слухи, распространяемые врагами Азербайджана, и не что иное как провокация и ложь. SOCAR, которая на протяжении многих лет осуществляет деятельность в соседней Грузии, не производит никаких выплат правительству и гражданам Грузии, помимо законных налогов, и не несет перед ними никаких обязательств. И добавили: «Глобальный бренд Азербайджана SOCAR приносит доходы Азербайджану благодаря операциям в различных странах. Доходы для Азербайджана в Грузии, Турции, Швейцарии и других зарубежных странах составили более 90% от общих доходов SOCAR в прошлом году. Естественно, эти достижения SOCAR не нравятся врагам азербайджанского народа, и они занимаются распространением этих слухов, чтобы нарушить спокойствие в стране и вызвать провокацию».

Добавим от себя: кроме всего прочего, независимый азербайджанский экспорт нефти и газа еще и снизил возможности РФ использовать свои поставки углеводородов как средство давления на конечных потребителей. И это тоже информация к размышлению, кто мог стоять за информационной атакой на Азербайджан.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Раздел: Азербайджан, Мир, Мнения, Наши авторы

Опубликовано: 2018/12/07 10:23

Просмотров:3089


Лента новостей

2018/12/14 0:07

2018/12/13 23:53

2018/12/13 23:37

2018/12/13 23:22

2018/12/13 23:06

2018/12/13 22:51

2018/12/13 22:35

2018/12/13 22:20

2018/12/13 22:04

2018/12/13 21:48

2018/12/13 21:32

2018/12/13 21:17

2018/12/13 21:01

2018/12/13 20:46

2018/12/13 20:31

2018/12/13 20:15

2018/12/13 19:59

2018/12/13 19:47

2018/12/13 19:32

2018/12/13 19:16

2018/12/13 19:00

2018/12/13 18:45

2018/12/13 18:30

2018/12/13 18:15

2018/12/13 18:00

2018/12/13 17:56

2018/12/13 17:52

2018/12/13 17:48

2018/12/13 17:36

2018/12/13 17:26

2018/12/13 17:24

2018/12/13 17:14

2018/12/13 16:59

2018/12/13 16:39

2018/12/13 16:26

2018/12/13 16:24

2018/12/13 16:11

2018/12/13 15:43

2018/12/13 15:33

2018/12/13 15:26

2018/12/13 15:15

2018/12/13 14:58

2018/12/13 14:45

2018/12/13 14:28

2018/12/13 14:25

2018/12/13 14:15

2018/12/13 13:50

2018/12/13 13:35

2018/12/13 13:12

2018/12/13 13:10