О чем не успел рассказать Орхан Джемаль?

ЧВК «Вагнер» становится важным инструментом российской экспансии в Африке 

Имена наших коллег Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко, убитых в Центральноафриканской республике — вновь в фокусе внимания СМИ. Центр «Досье» Михаила Ходорковского опубликовал свои результаты расследования гибели журналистов, которые по линии «Центра управления расследованиями» (ЦУР) отправились в ЦАР снимать фильм о действующих в этой стране российских наемниках — ЧВК «Вагнер», которую связывают с «кремлевским поваром» Евгением Пригожиным. И эти результаты не оставляют сомнений: журналистов хладнокровно заманили в смертельную ловушку.

Судя по всему, роковую ошибку допустил Андрей Коняхин, глава ЦУРа, который еще на стадии подготовки обратился по рекомендации военкора Федерального агентства новостей (ФАН) Кирилла Романовского к некоему «Мартину», которого Романовский представил как сотрудника миссии ООН в ЦАР. Именно Мартин должен был стать для Орхана Джемаля и его коллег «фиксером», то есть решить вопросы с транспортом, гостиницей, подготовить встречи и т.д. То, что ФАН тоже связывают с Пригожиным, Коняхина не остановило: он был уверен, что профессиональная солидарность возьмет верх над такой «вертикалью». И жестоко ошибался. Никто, кроме Романовского, никакого «фиксера Мартина из ООН» не знал и не знает. Это, впрочем, было известно еще по горячим следам трагедии. Как и то, что водитель, которого «Мартин» нашел для журналистов — Бьенвеню Дуокама, чудесным образом уцелел, когда журналистов на ночной дороге недалеко от города Сибю расстреляли, по его словам, «неизвестные вооруженные люди в тюрбанах, говорившие по-арабски», не попытался после этого «исчезнуть», а явился в столицу страны, где раздавал интервью. Его потом, правда, местные власти все же догадались арестовать. Но, как теперь установил центр «Досье» при помощи биллинга телефона Бьенвеню, сей субъект свободно перемещается по стране. Более того, Бьенвеню начал использовать свой мобильный номер, с которого связывался с журналистами, только 28 июля (тогда же, на два дня раньше, чем планировалось, Орхан Джемаль и его коллеги прибыли в ЦАР). И постоянно связывался с этого телефона еще и с офицером местной жандармерии Эммануэлем Котофио. Который перед этим, по не подтвержденным до конца, но все же заслуживающим доверия сведениям, проходил подготовку в Судане у российских инструкторов — скорее всего, из той же ЧВК «Вагнера». А после убийства журналистов даже получил повышение по службе. Этот офицер все время, пока журналисты находились в ЦАР, держался неподалеку от них.

Установлено и другое. Как известно, 29 июля Орхан Джемаль и его коллеги попытались попасть на территорию военной базы в городе Беренги, где могли находиться российские наемники, но туда их не пустили. На следующий день предполагали отправиться в Бамбари, на золотые прииски, которые охраняют все те же «вагнеровцы». Но, выехав из города Сибю, машина с журналистами почему-то направляется не в Бамбари, а в другую сторону — в Декоа. Выехали в необычно позднее время — в 19-00 по местному времени. В столь поздний час «гражданское» движение по дорогам в ЦАР уже прекращается, но машину с журналистами армейский КПП у выезда из Сибю пропускает. Как удалось узнать «Досье», по распоряжению Котофио. Более того, он вместе с еще тремя «белыми» выезжает из Сибю вслед за журналистами и уже очень скоро после расправы над ними оказывается на месте преступления. Есть большие подозрения, что трое «европейцев», которых видели в компании Котофио — по всей видимости, наемники. Более того, есть убедительные свидетельства, что Котофио находился на плотной связи с Александром Сотовым. А он, в свою очередь, тесно контактирует с личным советником по безопасности президента ЦАР Фостен-Арканжа Туадеры — Валерием Захаровым.

Подозрения, что в расправе над Орханом Джемалем и его коллегами наличествует «вагнеровский след», существовали с самого начала. Но теперь они получают серьезное подтверждение — настолько, что просто отмахнуться от них не получится. А выстроенная «Досье» реконструкция не оставляет сомнений: Орхана Джемаля и его коллег «вели» с момента прибытия в ЦАР и, по всей видимости, хладнокровно заманили в ловушку.

На «официальной» стороне после публикации «Досье» всерьез занервничали. Следственный комитет России поспешно выпустил свое заявление:  журналистов Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева убили в Центральноафриканской  республике (ЦАР) при попытке ограбления. Бьенвеню никакого отношения к жандармерии не имеет, а возить журналистов по стране он вообще подрядился без участия «фиксера» по имени Мартин. Возмущается и ФАН, по чьей версии, «группа анонимных, предположительно, мошенников, называющих себя «Досье», распространяет в социальных сетях и СМИ информацию о сотруднике Федерального агентства новостей Кирилле Романовском, которая порочит его честь и репутацию военного корреспондента», и просит провести объективное расследование. Что означает «объективное» в прочтении «пригожинского» ФАН, уточнять не станем. Наконец, Мария Захарова приказным тоном заявляет на своем брифинге: журналистам, рассказывая о гибели Орхана Джемаля и его коллег, следует учитывать результаты расследования Следкома РФ. О том, что результатов как таковых нет, и версия об ограблении вызывает очень большие сомнения, умолчала.

Словом, переполох после публикации результатов расследования «Досье» поднялся нешуточный. И вот это уже требует комментария. В самом деле, персоны типа Евгения Пригожина предпочитают действовать без белых перчаток, но все же расправа над целой съемочной группой, куда к тому же входят известные журналисты — это слишком большой риск «политических осложнений» хотя бы потому, что информационное поле, даже русскоязычное, состоит не только из киселевых и скабеевых. И для такого риска должна быть причина.

И вот тут даже беглый взгляд не оставляет сомнений: ЧВК «Вагнера» играет весьма важную роль в российской экспансии в Африке. Дело не ограничивается тем, что компании, близкие к Пригожину, разрабатывают в ЦАР богатые месторождения полезных ископаемых, в том числе золота и алмазов.«Приватизируется» целая страна, где у президента появляется «личный советник по безопасности» российского происхождения, россияне присутствуют в его личной охране и еще в ближайшее время должна появиться российская военная база.

Активную деятельность Пригожин развернул и в Судане, который использует в качестве перевалочной базы для вывоза из ЦАР золота и алмазов. А сегодня его бойцы, судя по многим косвенным признакам, помогают президенту Судана Омару аль-Баширу подавлять протесты, охватившие эту страну после 85%-ной девальвации национальной валюты, 70%-ной инфляции и взлетевших в три раза цен на топливо, муку и хлеб. Да, еще одна деталь: на Западе Омара аль-Башира давно считают военным преступником, одним из худших диктаторов современности и покровителем международных террористических исламистских организаций, но это не мешает Москве расценивать его как перспективного союзника в Африке. По сведениям американской Washington Times и британской The Sun, Россия намерена укрепить свое военное присутствие в Ливии. Здесь уже действуют и агенты ГУ Генштаба России (бывшее ГРУ), и отряды российского спецназа — при поддержке  все той же «ЧВК Вагнера». А сотрудничество Кремля с главой так называемой Национальной армии Ливии фельдмаршалом Халифой Хафтаром дошло до той черты, что на ЗАпаде уже всерьез опасаются появления в Ливии российских военных баз.

Наконец, в ноябре минувшего года собственное расследование деятельности Пригожина опубликовало агентство Bloomberg, по мнению которого, в последние два года этот «кремлевский повар» стремится распространить влияние Кремля на всю Африку, и его люди работают уже в 10-15 африканских странах, в первую очередь в ЦАР и Ливии, а также в Северном и Южном Судане, на Мадагаскаре, в Анголе, Гвинее, Гвинее-Бисау, Мозамбике, Зимбабве и Демократической Республике Конго. Судя по всему, «африканские планы» у Кремля грандиозные. Во-первых, это богатейшие местные ресурсы. А во-вторых, поставки в эти страны российского оружия. Так или иначе, уже в нынешнем году в России должен пройти первый саммит «Россия – Африка» с участием лидеров примерно 50 африканских стран. Но саммиты — это, скажем так, «белая» кухня мировой политики. А есть еще «черная», та, где бойцы ЧВК «Вагнера», скажем так, готовят почву для соответствующих политических решений.

И, судя по всему, именно подробности этой деятельности ЧВК «Вагнера», которые Москва ну никак не желала видеть обнародованными, и не успел раскрыть и рассказать Орхан Джемаль.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Раздел: Мнения, Наши авторы

Опубликовано: 2019/01/11 22:19

Просмотров:2655


Лента новостей

2019/01/16 1:00

2019/01/16 0:46

2019/01/16 0:30

2019/01/16 0:14

2019/01/15 23:59

2019/01/15 23:43

2019/01/15 23:27

2019/01/15 23:11

2019/01/15 22:55

2019/01/15 22:40

2019/01/15 22:24

2019/01/15 22:09

2019/01/15 21:53

2019/01/15 21:38

2019/01/15 21:22

2019/01/15 21:07

2019/01/15 20:53

2019/01/15 20:38

2019/01/15 20:22

2019/01/15 20:07

2019/01/15 19:51

2019/01/15 19:36

2019/01/15 19:20

2019/01/15 18:59

2019/01/15 18:45

2019/01/15 18:30

2019/01/15 18:15

2019/01/15 18:00

2019/01/15 17:50

2019/01/15 17:41

2019/01/15 17:40

2019/01/15 17:35

2019/01/15 17:18

2019/01/15 17:05

2019/01/15 16:52

2019/01/15 16:40

2019/01/15 16:30

2019/01/15 16:15

2019/01/15 16:03

2019/01/15 15:30

2019/01/15 15:20

2019/01/15 15:08

2019/01/15 14:55

2019/01/15 14:40

2019/01/15 14:35

2019/01/15 14:27

2019/01/15 14:12

2019/01/15 14:00

2019/01/15 13:56

2019/01/15 13:45